Нехорошая квартира

Беззащитным и слабым приходит в этот мир человек. Не каждому удается ощутить опору в самом себе. Кто-то ищет ее за чужой спиной, кто — в деньгах, кто в водке, кто во всевозможных организациях, призванных, якобы, защищать граждан в их нелегком плавании по житейскому морю. А наш герой по фамилии Зазекало нашел опору в друзьях своих — подельниках — бандитах, то есть. Так получилось, что воровские законы оказались и прочнее и надежнее государственных. И почитал их он как “Отче наш”.

 Но со временем взгляды его переменились — жить по-человечески захотелось. “Освободившись” в последний раз, решил он наконец-то зажить счастливой семейной жизнью. Тем более что семьей обзавестись между отсидками он успел. За заслуги и верность банде вручил ему пахан (по кличке Сам) ключи от огромной, в прошлом коммунальной, квартиры.

И вот семья в сборе, да счастьем что-то и не пахнет: оказалось, что за годы отсутствия главы семейства домочадцы привыкли обходиться без него. Зазекало то кнутом, то пряником пытается найти контакт с ними, но терпит крах: у каждого к нему существует свой счет.

Так, жена — кассирша в супермаркете — не может ему простить, что лучшие годы прожила соломенной вдовой. “Коллеги” мужнины хоть и помогали деньгами, а весь дом на ней был. Спасибо, брат ее помогал — за мужика в доме был, дети его папой втихую называли. А ей врать им приходилось, расписывая, что отец их разведчик.

Мать его, только что вывезенная им из деревни отвыкла от него, откровенно побаивалась, и все норовила по имени-отчеству назвать.

Старший сын — неуклюжий закомплексованный подросток — чурается его, “папой” не называет.

А брательник жены дюжий молодец — санитар в психушке — и вовсе с ним в “контрах”. Он -  активный член партии “Трудовая Россия”, и, поскольку считает, что вся ¼-ня в стране началась из-за демократов, жидов и бандитов, люто ненавидит шурина.

Одна отрада — восьмилетняя дочка, наконец-то обретшая долгожданного папу-разведчика. Но и в ее глазах авторитет тятеньки резко упал после его, мягко говоря, неудачного выступления на классном часу под названием: “Ими гордится страна”, куда хитростью заманила его дочка по настоятельной просьбе учительницы, сгорающей от нетерпения воочию лицезреть русского Джеймса Бонда.

Да все бы оно, может, и сложилось бы со временем, только стали в квартире происходить невероятные вещи. Квартирка оказалась та еще!

Духи живших прежде здесь людей и не думали освобождать кровью и потом заработанную в свое время жилплощадь. Каждый из духов избрал себе в подопечные по одному из членов семьи. Наконец-то у каждого из них появилась родная душа и своя заповедная зона, куда мог попасть только сам “подопечный”. Зоны эти пролегали по границам старых перегородок. Днем квартира была “прозрачна”, а вечером незримые стены отделяли Зазекало от домочадцев, оставляя ему прихожую с туалетом, да кухню. Так оказался он “на задворках” собственной квартиры.

Его мать подружилась с духом-кришнаитом, умершим от передозировки наркотиков. Теперь все свободное время она проводила за распеванием священных мантр и разведением экзотических растений, заполонивших всю квартиру.

Жена, войдя в контакт с духом интеллигентной старушки библиотекарши, только и бегала по читальным залам, да творческим вечерам, самозабвенно пытаясь переварить нежданно-негаданно свалившийся на нее груз мировой культуры.

По вечерам в супружеской спальне за неспешной беседой и изысканным рукодельем коротали время брательник и кроткий дух бывшего художника-бутафора еврейского театра. А на партсобраниях брательник стал появляться с транспарантом “Жиды тоже люди!”, за что и бывал неоднократно бит скорыми на расправу товарищами по вере.

Зазекало пытался бороться и с духами, но снова потерпел фиаско. Не он, а какие-то дурацкие приведения влияли на жизнь его родственничков, а он являлся для них лишь неизбежным злом. Вечера и ночи проводил он в одиночестве на кухне, с тоской прислушиваясь к отголоскам недоступного ему счастья. Иногда и предметы оттуда кое-какие прилетали, да появлялся время от времени настоящий живой козленок, будоража душу и понуждая к некоему воспоминанию, давно и прочно вытертому из памяти. И вера в воровское братство пошатнулась — выяснил Зазекало, что жестоко подставил его пахан однажды, да и квартира была подарена ему не бескорыстно: существовала в ней небольшая комнатушка с сейфовой дверью, и хранились в ней общественные деньги — “общак”.

Но как началась эта чертовщина, случилась беда: оказалось, что попасть туда Зазекало никак не мог. А тут еще партнеры по ”бизнесу” повадились. Хоть дальше кухни не пускал Зазекало никого, да много чего диковинного они высмотрели. Не на шутку стал опасаться Зазекало за благополучие своей семьи.

И вот в один из вечеров нагрянул “в гости” Сам. Не обнаружив даже замочной скважины в заветной дверце, он потребовал, чтобы Зазекало принес на следующий день определенную сумму денег ему в офис.

Как только за ним закрылась дверь, Зазекало в безумной ярости принялся крушить и ломать ненавистные атрибуты всей этой чертовщины.

Но настало время “Ч”, и оказался Зазекало за барьером, за которым закипела жизнь с новой силой. А сквозь стены снова поперла буйная растительность.

Крепкий мужик был Зазекало, а тут не выдержал: скупые слезы отчаяния потекли по его лицу. Обхватив голову, сидел он на полу посреди прихожей, когда почувствовал, что кто-то трется о его колено. Оказалось, это — знакомый уже козлик. И повлек козлик Зазекало к барьеру, и расступился барьер, пропустив Зазекало прямо к заветной дверце.

Посреди комнатушки сидел Дух — подросток со слуховым аппаратом. Тут Зазекало и вспомнил то, что тридцать лет назад заставил себя забыть, казалось, навсегда: Сам, попавший к ним в ПТУ из колонии для малолетних преступников, убил этого самого козленка — питомца одного из их одноклассников. А Зазекало с товарищами оказались невольными соучастниками. После этого жизнь накрепко связала Зазекало с Самим.

Наступает момент истины, и Зазекало делает выбор.

На следующий день в назначенное время Зазекало с кейсами, набитыми деньгами появляется в “офисе”. Он сдает Самому “общак” и объявляет, что выходит из ”дела”. Понимая, чем это чревато, он предлагает свою жизнь в обмен на обещание Самого: всех членов его семьи оставят в покое, предварительно сообщив им, что он умер как честный человек.

Сам раскрывает кейсы, и на их глазах деньги превращаются в козью шерсть. Взбешенный пахан посылает боевиков на квартиру Зазекало. И Зазекало решается на открытый бунт, он вступает в схватку с Самим, в результате которой выходит победителем. Враг повержен  и убит.

Дома Зазекало находит избитых и связанных домочадцев, а также бандитов, которые безуспешно бьются над заветной дверью. Бандиты приказывают Зазекало открыть дверь, что он и делает. Бандиты вваливаются в каморку, но выйти оттуда уже не могут.

В это время главный подручный Самого, обнаружив хозяина мертвым, а кейсы пустыми и решив, что пора брать “общак”, а, значит, власть в свои руки, с остатком банды приезжает в злополучную квартиру и застает там только засевших, по его мнению, в “сокровищнице” приверженцев Самого. У них завязывается перестрелка. Перестреляв друг друга, бандиты погибают.

Духи же, заслужив искупление грехов, а у каждого из них он был, отбывают в мир иной.

История заканчивается тем, что семья, обретшая, наконец, истинную целостность, покидает квартиру. На голом месте они возводят дом. Счастье надо строить своими, причем чистыми, руками.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Translate »