Мяч

Папа был военный. Мое раннее детство прошло в военных городках. А потом мы переехали в Томск. Две просторные комнаты в коммунальной квартире. Старинный купеческий дом в самом центре города, в окружении таких же капитальных, сложенных из огромных бревен доходников. И ленты сараев, образующих замысловатое переплетение дворов.

Мне шесть с половиной лет. Горло обмотано теплым шарфом. В комнате жарко – на улице до снега еще далеко, но в домах уже вовсю жарят батареи. Я забираюсь на высоченное окно и открываю форточку. В комнату врывается гомон детских голосов. За ближними сараями ребята играют в выбивалы. Двое по краям площадки бросают мяч в табунок ребятишек посередине. Мяч летает с одной стороны в другую, стараясь настигнуть «жертву». Самые ловкие умудряются поймать мяч, и тогда кто-то из выбывших снова вливается в табун. Шум, крик, весело! Как я хочу туда! В комнату входит бабушка с кружкой горячего молока. Закрывает форточку.

— Вот выздоровеешь, пойдешь гулять, найдешь подружек. Посмотри, какие хорошие!

Внизу под окном сестренки-двойняшки расположились на скамейке с куклами, играют в «дочки-матери».

 Наконец, первый раз на новом месте я выхожу гулять. Из окна бабушка поощрительно машет рукой. Под окном – «дочки-матери». Я присаживаюсь рядом, и у нас мал-помалу завязывается разговор. Появление новой девочки во дворе не остается без внимания. Откуда-то из-за угла появляется мальчишка. Подталкивая мяч и выделывая при этом всевозможные коленца, он продвигается по касательной к нам. Мяч старый, видавший виды и подозрительно тяжелый. Поравнявшись с нами, мальчишка разворачивается и со всей силы пинает его в нашем направлении. Ударившись о стену, мяч трескается, словно спелый арбуз, окатив нас дождем из песка, которым он и был набит.

– Мама, мама, — визжат девочки, — мальчишки снова нас обижают!

Тут как тут появляются и другие пацаны, они смеются и дразнятся до тех пор, пока на горизонте не возникает грозная мама.

– Ябеды! – говорю я и покидаю ристалище.

На следующий день я вышла на улицу с моим любимым мячом, который бабушка привезла мне аж из самой Москвы! Не взглянув на близняшек, я обогнула дом, и принялась перепрыгивать через мяч, бросая его об стену. Мяч был совсем новый, глянцево-красный, он так красиво сверкал на солнце. И в какой-то момент я упустила его, а он покатился под горку, все быстрее и быстрее. Мяч я не догнала – внизу стояли пацаны, и мяч испарился вместе с ними.

Домой я вернулась в слезах и стала требовать, чтобы папа немедленно взял пистолет, нашел обидчиков и забрал у них мое сокровище.

– Кто тебе разрешил выносить его на улицу? – возмущалась мама.

Господи, неужели непонятно этим взрослым – для чего иметь такой чудный мяч, если не вынести его на улицу, чтоб все видели?

– Зачем ты туда пошла, – вопрошала бабушка, – ведь сказано было – гуляй под окнами с подружками!

– Что – мне с этими ябедами теперь всю жизнь на лавочке сидеть?!

– С ябедами? А ты – кто? – вмешался папа, – Вот что я скажу тебе, дочь! Не хочешь быть послушной девочкой, хочешь проблем? Тогда научись их решать сама!

Несколько дней я была безутешна. Некому меня защитить! Меня никто не любит! Все меня предали!

И вот я снова вижу, за сараями играют в выбивалы. Моим мячом!

На этот раз я пошла сразу туда и стала в «табун» посередине. Ох, и досталось мне тогда, моим же мячом! Все выбивалы только и метили в меня. А поймать мяч у меня никак не получалось. Поймала я его только раз, когда все уже собрались расходиться. Кто-то из пацанов подошел ко мне и потянул мяч на себя. Но я вцепилась в него намертво – ведь ничегошеньки, кроме него, у меня в целом свете не осталось!

– Да ладно, забирай свой мяч! Мы только поиграть хотели, – расступились ребята, – завтра в футбол играть будем. Вынесешь?

– Вынесу, – ответила я, насухо вытирая предательски выступившие слезы, и, надменно вскинув голову, добавила: – Если выйду гулять!

И стали звать меня Воображалой, но достойное место в дворовой иерархии я со временем заняла.

Думаю, вот так впервые в жизни встала передо мною проблема осознанного выбора. И девочкой я оказалась, местами, очень даже послушной. Вняла я, дорогой мой папа, твоему наставлению, за что огромная тебе благодарность. А то, глядишь – так бы и просидела всю жизнь на лавочке. А жизнь – это дорога. Присесть, конечно, никогда не мешает. Но ведь за поворотом обязательно есть что-то еще.

 

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 4
  1. Алевтина Николаевна

    Ещё одна прекрасная история. Очень нравится, как вы пишите.

    1. Мила Березина (автор)

      Спасибо!

  2. Татьяна Р.

    Все рассказы просто замечательные! Пора выпускать книгу!

    1. Мила Березина (автор)

      Спасибо! Подумаю :))

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Translate »